Дайджест


27 марта, 11:53
  • Добавить в закладки
  •  
  • На печать

История о потерянном имени

Наверняка эта мать годами, если не десятилетиями, писала запросы в разные инстанции, как десятки тысяч других солдатских матерей. И ответов, быть может, скопилось немало, лежали они, бережно завернутые в платок или газету вместе с пожелтевшим извещением: «Ваш сын… 1918 года рождения… погиб 14 мая 1942 года». Вероятно, женщина после войны ездила в Крым, искала железнодорожную станцию Ак-Монай, давно переименованную в Петрово, возле которой, как написано было в извещении, похоронен ее сын. Водила пальцем по выбитым на камне строчкам на братской могиле: «Шиповалов, Тарасов, Червяков, Коломейцев…» — и не находила дорогого имени. Спрашивала у местных, которые вздыхали: «И-и, милая, сколько их здесь полегло, где уж всех написать!» Только через семьдесят с лишним лет отыскалась могила солдата. Теперь отыскать бы его родных…
 
Стол под старой грушей
«Я, РУДИНСКАЯ Нелли Ивановна, 1937 года рождения, приехала в хутор Большемечетный (Ростовская область — авт.) 5 августа 1955 года. Во время проживания на квартире у тов. КАЛМЫКОВА Андрея Капитоновича от хозяйки КАЛМЫКОВОЙ Анны Сергеевны неоднократно слышала о захоронении в их саду. Они следили и ухаживали за могилкой…», — так начинаются воспоминания одной из старейших жителей хутора.
 
Могила в саду или огороде — это то «наследство» Великой Отечественной, которое на семьдесят лет осталось на хуторе Большемечетный. Нет уже старых хозяев, а новые решили, что останки следует наконец-то перезахоронить на воинском кладбище. Переносом могилы занялся один из ростовских поисковых отрядов. «Никаких личных вещей, документов — всего того, что могло бы помочь установить личность, в могиле найдено не было, — рассказал заместитель командира поискового отряда «Донской» по Семикаракорскому району Ростовской области Максим ДУЛЯ. — Та свидетельница, Нелли Ивановна, которую мы отыскали, запомнила рассказ прежней хозяйки: в ее доме весной 1942 года жил командир воинской части, стоявшей в хуторе. Однажды к нему приехал гость — бывший адъютант. Хозяйка приготовила праздничный обед, накрыла стол в саду под развесистой грушей. В это время начался артиллерийский обстрел с немецких позиций».
 
Прежняя хозяйка, КАЛМЫКОВА, не раз рассказывала, как огромный осколок попал тогда в дом: будто ножом отмахнул целый угол. Мелкие осколки, которые до сих пор можно обнаружить в земле, разлетелись по саду. Удивительно, но праздничный стол уцелел – не разбилась ни одна тарелка. Военные – а под грушей их тогда было несколько человек – не получили ни царапины. Все, кроме гостя — того самого молодого парня, бывшего адъютанта командира. Он погиб на месте. Уже после того, как в саду появилась могила, а военная часть передислоцировалась, хозяйка сокрушалась, что не узнала, откуда был родом парень, не взяла адрес родных, чтобы написать им, сообщить о его гибели. 
 
Тоненькая ниточка
В руках у поисковиков оказалась единственная ниточка: погибший приезжал к командиру части, он был в недавнем прошлом его адъютантом. В первой половине мая 1942 года в этих краях стояла 400-я стрелковая дивизия 51-й армии, которой командовал полковник Яков Яковлевич ВЕРБОВ. Значит, необходимо выяснить имена его адъютантов до мая 1942-го и узнать, кто погиб в то время. На одну фамилию  удалось выйти довольно быстро, хотя версия о знакомстве этого человека с ВЕРБОВЫМ строилась лишь на предположениях. Нашлись даже дочери погибшего военного, приславшие из Днепропетровска и из Атланты (США) образцы ДНК, но экспертиза не подтвердила их родство с солдатом из хутора в Ростовской области. 
 
В поисковых отрядах обычно есть люди, которые за годы работы приобретают своего рода специализацию — поиск по архивам и базам данных. Они умеют замечать такие мелочи, которые могут вывести на верный след. Так среди документов о безвозвратных потерях 1942-го года удалось найти следующую запись: «техник-интендант II ранга КОШКИН Василий, адъютант командира 400-й стрелковой дивизии. Погиб 14.05.1942 г. Год рождения 1918». Данные лаконичные, даже отчества нет, хотя в том же списке значатся убитые, о которых известно больше — например, имена и адреса матерей или жен. В электронной базе данных общества «Мемориал» Василий КОШКИН тоже числится в перечне убитых, дата смерти указана та же, место захоронения — крымская железнодорожная станция Ак-Монай (после войны — Петрово). Однако среди 162 имен солдат и офицеров на этом мемориале Василий КОШКИН не значится. Могла вкрасться ошибка в запись? Конечно, ведь многие сведения записывали второпях, со слов. О гибели бывшего адъютанта могли сообщить люди, не знавшие или не помнившие его нового места службы, место захоронения точно так же могли перепутать. К слову, антропологи, изучавшие останки из хутора Большемечетский констатировали, что убитому было от 21 до 25 лет. КОШКИН дожил до 24-х. Он — или нет? Спросить бы самого Якова Яковлевича ВЕРБОВА — полковника в 1942-м, а в 1945-м уже генерала…
 
«Родному папаше…»
Дочь генерала ВЕРБОВА — Татьяна Яковлевна, живет в Симферополе. Она бережно хранит архивы отца, но историю об убитом за праздничным столом офицере ни разу не слышала. «У нас был, как тогда говорили, открытый дом — часто приходили товарищи отца, приезжали его боевые друзья, — рассказывает она. — Вот записать бы тогда все эти воспоминания, фронтовые рассказы… Но я тогда была совсем девчонкой, мне было интереснее среди моих сверстников, всегда находились дела поважнее, чем посидеть вместе с родителями и их друзьями». 
 
На то, что среди отцовских документов, бумаг и фотографий могут отыскаться какие-то следы адъютанта КОШКИНА, Татьяна Яковлевна больших надежд не возлагала, но помощь ростовским поисковикам назвала святым делом. Работа с архивом отца заняла не один день, Татьяна Яковлевна перебирала его вместе с сыном, но… «Нет, ничего не нашлось, хотя я очень рассчитывала на привычку отца помечать документы, делать подписи на фотографиях, — вспоминает Татьяна ВЕРБОВА. — Однако что-то мне подсказывало, что не стоит опускать руки. Я даже Бога попросила: «Ну, помоги, укажи!» И вот беру я свой детский альбом, где хранилась часть отцовских снимков, и из него вылетает фотография молоденького офицера». На обороте снимка оказалась надпись: «На долгую память лучшему другу в жизни, родному папаше от сына Василия в момент нахождения в действующей Красной Армии и совместной работы в прославленной Н-ской дивизии. 6.2.1942 г. В. КОШКИН».
 
Снимок своему «фронтовому папаше», полковнику ВЕРБОВУ, Василий подарил примерно за три месяца до своей гибели. И сам этот факт, и надпись косвенно указывают: именно тогда молодой офицер мог получить новое назначение, расстаться со своим командиром. Можно представить, как спустя какое-то время он обрадовался возможности заглянуть в хутор Большемечетный, где располагался штаб дивизии ВЕРБОВА — повидать бывшего командира, вспомнить тех, кто выжил в мясорубке Крымского фронта, и тех, кого не стало… И был тот самый стол под раскидистой старой грушей, куда хозяйка выставила все лучшее, что можно было найти в небогатое военное время, а потом одинокая могила в саду…
 
Максим ДУЛЯ рассказал, что ростовские поисковики сделали запрос на поиск личного дела Василия КОШКИНА, которое должно храниться в военном архиве Министерства обороны РФ в Подольске. Возможно, удастся получить данные о месте его проживания до войны, родственниках, а может и отыскать их. Тогда в этой истории будет поставлена точка.

Наталья Дремова

Источник Газета "Вечерний город"


Рейтинг: 2
Голосов: 3
Оцените информацию:


Комментарии


  1. Возможность оставлять комментарии предоставляется только зарегистрированным пользователям с явными признаками воспитания, навыками культуры поведения, чувством собственного достоинства и уважения к окружающим.

  2. Ошибочно попавшие на этот ресурс комментарии, содержащие спам, флуд, нецензурные выражения, оскорбительные заявления в адрес кого бы то ни было, призывы к антиконституционным действиям, а также глупые и бессмысленные комментарии будут удалены модератором. 


Чтобы оставить комментарий, нужно войти или Зарегистрироваться




Что это такое?


В разделе Дайджест представлены наиболее резонансные публикации из крымской прессы и Интернет-СМИ, а также материалы о Крыме, опубликованные в изданиях других регионов и стран.

Читатель имеет возможность оценить каждый материал, добавить к нему комментарий, поместить на него закладку в свой Личный Кабинет.


  • Среда, 24 мая, 2017