Дайджест


29 января, 12:47
  • Добавить в закладки
  •  
  • На печать

Симферопольские труженицы панели сто лет тому назад

Солидное одноэтажное здание рядом с городским садом, на двери которого была привинчена скромная табличка: «Д-р МРОНГОВИУС» было очень хорошо знакомо многим симферопольцам — добропорядочным обывателям, отцам и мужьям. Вряд ли мы узнаем, с какими мыслями они подходили к этой двери — может, заранее ежились, представляя, как врач укоризненно напомнит - предупреждал ведь о последствиях! Может, вздыхали, слушая звуки шарманки, доносившиеся от карусели в саду (к слову, сам доктор неоднократно жаловался, что она покоя ему не дает своими монотонными звуками). Но, так или иначе, деваться тем, кто нуждался в услугах Вильяма Юльевича, было некуда...
 
Удовольствие «с последствиями»
Конечно, были в Симферополе и другие врачи-венерологи, а также шарлатаны с бесполезными патентованными снадобьями, знахарки с припарками и заговоренной травкой, но люди, имевшие деньги, все-таки предпочитали одного из авторитетнейших местных специалистов. Вильям МРОНГОВИУС, швед по происхождению, много лет прожил в Симферополе и прекрасно знал явление, благодаря которому не иссякал поток пациентов. Они все проходили перед ним — молодые женщины, заболевшие сифилисом сразу после замужества, тщедушные дети с печальным «наследством», годами безуспешно лечившиеся молодые, зрелые и пожилые симферопольцы. В историях болезней пациентов-мужчин то и дело встречались слова: «заразился от проститутки». 
 
«Явился ко мне на прием больной Л. 31 года, помещик, заболел восемь лет назад, лечился долго, — это из научной статьи Вильяма МРОНГОВИУСА о новом методе лечения сифилиса. — После курса впрыскиваний явления исчезли, в марте было сделано последнее вливание. 15 сентября вновь появились язвы — за три недели до того имел отношение с проституткой». Хотите — верьте, хотите — нет, но в начале прошлого века, задолго до эры антибиотиков, когда заразившийся человек имел весьма скромные шансы на выздоровление, такое поведение было в порядке вещей. Доступность публичных женщин перевешивала страх перед последствиями. В глазах мужчин того времени риск был оправдан кратковременным удовольствием.
 
К 1904 году в Симферополе (а население его составляло тогда всего около 49 тыс. человек) было пять домов терпимости, насчитывалось около двух десятков зарегистрированных проституток-одиночек и неисчислимая армия их коллег, работающих нелегально. Сейчас трудно судить о том, какие из них были более респектабельными, а какие предназначались для публики попроще. Но самым крупным борделем, несомненно, был публичный дом КАЧЕР — там, согласно спискам полиции, трудилось 26 девушек. Второе место – по 15 девушек – делили дома ОКРЕНТ и ОМЕЛЬЧЕНКО. Дом терпимости МИЛЛЕР, перепроданный вскоре мещанке ГОЛЬД, насчитывал всего десять «сотрудниц», а бордель, принадлежащий ГИДАЛЕВИЧ — восемь.
 
Веселые дома
Публичные дома запрещалось открывать ближе 320 метров от церквей, школ, училищ и общественных учреждений. Подвалы, а также темные и сырые помещения использовать под них также не позволялось (вот она, забота о трудящихся!). Вход в заведение — только со двора, ни в коем случае не с улицы; выходящие на улицу окна должны были в дневное время занавешиваться плотными шторами, а вечером закрываться ставнями. В домах терпимости запрещалось вывешивать… портреты царя и августейшей семьи, какие бы верноподданнические чувства не питали хозяйки и их подопечные. Также каждой работнице полагалась отдельная комната и свое белье.
 
Дома терпимости располагались в основном в той части Симферополя, которую сегодня называют Старый город и где лишь улица Бульварная (теперь ул. Ленина) и часть Салгирной (сегодня ул. Кирова) могли считаться престижным местом для жилья, устройства торговли и разного рода коммерции. «За этим исключением… живут здесь люди бедные и среднего достатка — чиновники, мелкие торговцы, ремесленники», — указывал в то время санитарный врач города Абрам ГИДАЛЕВИЧ. Лидером по количеству борделей считалась Миллионная улица (часть ул. Ефремова), где «чуть ли не в каждом доме проводилась торговля живым товаром», — так описывала это средоточие разврата газета «Колокол». Утверждать, что именно на этой улице находились все крупные дома терпимости, нет оснований, хотя тайных притонов и обителей проституток-одиночек здесь было хоть отбавляй. В деле «Об упорядочивании проституции в Симферополе», хранящемся в Госархиве в АРК, сохранились списки проституток. «Вольные» девицы, состоявшие на учете в полиции в 1904 году, квартировали в домах ШМЕЛЬЦА, ЧЕРНОРОСКОЙ, КУДРИЦКОЙ, АЛЕКСЕЕВОЙ, САВИЦЫНА, ПАВЛЕНКО, ТАВГОМСКОГО, а также в зданиях, принадлежащих ЛИОПУРИ и ВЕЛИ. На каких улицах находились эти дома, уже не выяснить.
 
Симферопольцы и по сей день показывают на дом № 18 по улице Ефремова, утверждая, что именно здесь находился один из борделей. Краеведы, впрочем, к этой версии относятся скептически: возможно, что «веселые девицы» могли проживать в нескольких комнатах, но здание, скорей всего, было просто доходным домом. Сохранилась легенда, что дом терпимости работал и в здании на углу нынешних улиц Пушкина и Маяковского — а это была престижная 1-я часть города.  В 3-й части, охватывающей юго-запад города вместе с Цыганской и Казанской слободками, царила ужасающая нищета, но на продажную любовь был определенный спрос. Ее предоставляли «вышедшие в тираж» веселые девицы, получавшие за свой труд самое жалкое вознаграждение.
 
Не моложе 35 лет
Кстати, как бы вы представили «гнездо порока» того времени? Бархатные портьеры, тапер за пианино, гости, обливающие шампанским полуголых девиц? Что ж, умерьте воображение. «В домах терпимости воспрещается торговля спиртными напитками, табаком, устройство всякого рода увеселений — музыки, игры в карты, кости, шашки и т.д.», — этот цитата из циркуляра Министерства внутренних дел Российской империи от 1903 года. Кстати, этот документ регламентировал возраст хозяйки заведения и прислуги (не моложе 35 лет), гостей (не моложе 21 года). Если служанка заявляла, что работает в доме терпимости, это означало ровно то, что занималась она только стиркой-уборкой и оказанием прочих услуг мадам и «контингенту». Подрабатывать в иной сфере ей категорически воспрещалось – нарушительнице грозила регистрация в полиции как проститутке. 
 
Кроме домов терпимости в Симферополе существовали и дома свиданий: это были места, куда проститутки могли привести клиентов. Девицы не жили здесь – владелица помещения была зарегистрирована в полиции как содержательница «любовного гнездышка», получала процент от их заработка и обязана была доносить о каждом случае, когда мужчины встречались на ее территории не с проститутками, а с «приличными» дамами и барышнями.
Тайный разврат, с убытками для казны в виде недополученных налогов, не поощрялся. Женщину, уличенную в том, что она продавала свое тело, ставили перед выбором: или добровольно зарегистрироваться в полиции, или, в случае отказа, быть привлеченной к судебной ответственности. А это штраф либо тюрьма. 
Легальные проститутки-одиночки вид на жительство — главный документ любого жителя страны — имели при себе и в любую минуту могли покинуть город. «Жрицы любви», которые жили в домах терпимости, сдавали свои документы содержательнице заведения, передававшей их в полицию.
 
Окончание в следующем номере: из села — в бордель, охота за живым товаром, правила для проституток.

Наталья Дремова

Источник Газета "Вечерний город"


Рейтинг: 2
Голосов: 9
Оцените информацию:


Комментарии


  1. Возможность оставлять комментарии предоставляется только зарегистрированным пользователям с явными признаками воспитания, навыками культуры поведения, чувством собственного достоинства и уважения к окружающим.

  2. Ошибочно попавшие на этот ресурс комментарии, содержащие спам, флуд, нецензурные выражения, оскорбительные заявления в адрес кого бы то ни было, призывы к антиконституционным действиям, а также глупые и бессмысленные комментарии будут удалены модератором. 


Чтобы оставить комментарий, нужно войти или Зарегистрироваться




Что это такое?


В разделе Дайджест представлены наиболее резонансные публикации из крымской прессы и Интернет-СМИ, а также материалы о Крыме, опубликованные в изданиях других регионов и стран.

Читатель имеет возможность оценить каждый материал, добавить к нему комментарий, поместить на него закладку в свой Личный Кабинет.


  • Среда, 24 мая, 2017