Дайджест


05 июня, 10:10
  • Добавить в закладки
  •  
  • На печать

Слово и дело: как крымчане писали… доносы

Любой более-менее продолжительный разговор всегда сворачивает либо на политику, либо на бытовые неудобства, в которых повинны власти. И, чего уж там скрывать, «теплых» слов в адрес «виноватых» люди никогда не жалели. В конце концов, в приватном разговоре человек имеет право высказывать свое мнение, пусть даже и не в самых деликатных выражениях… Но были времена, когда острое словцо и длинный язык не доводили до добра. Нет, речь сейчас пойдет вовсе не о сталинском периоде истории, когда тоже никому не дано было, цитируя классика, «предугадать, чем слово наше отзовется». Перенесемся в Крым начала ХХ века…
 
За длинный язык
Всем известно, что даже благоразумные люди становятся несдержанными на язык после алкогольных возлияний. Именно в таком состоянии 13 августа 1904 года крестьянин Венедикт НИКУЛЬЕВ, живший в Гирносуневке Днепровского уезда Таврической губернии, ввалился в избу своего односельчанина ЗАЙЦЕВА. Гостем он оказался беспокойным и надоедливым, к тому же стал матерно браниться. Когда жена хозяина заметила, мол, в дом же пришел, здесь иконы висят — выругался и на иконы. Затем до его слуха донеслась беседа других гостей — те сравнивали нового земского начальника с правящим императором, оценивая их деловые качества. НИКУЛЬЕВ послушал и подытожил разговор, обозвав по матушке и земского чиновника, и царя. Да еще добавил: «Не будет царя — не будет и земского!». После такого Венедикта НИКУЛЬЕВА привлекли к ответственности и хорошо помотали нервы, но в сентябре дело против него прекратили — Государь Император соизволил миловать. Прощение в том году вышло всем, кто не злоумышлял против власти, а просто вышел за рамки дозволенного лексикона.
 
Чуть раньше в поместье Навой-Малчки богатейшего помещика МОРДВИНОВА, владевшего несколькими поместьями в Таврической губернии, управляющий с примечательной фамилией НЕСВЕЖИЙ поругался с наемными работниками, удержав с каждого по десять честно заработанных копеек. В разгар спора один из них – Федосий ЛЕОНЕНКО – воскликнул: «Где взять японца, хоть бы тому Бог помог нашего царя побить! Царь с нас три шкуры посдирал!» Шла как раз русско-японская война, и даже обычный мужик был более-менее в курсе событий на фронте. Управляющий с доносом не замедлил. ЛЕОНЕНКО пошел под суд, но был оправдан.
 
Кстати, позволь себе крестьянин более внятные и практические речи по поводу существующего строя — несдобровал бы, но жандармское управление по подобным делам довольно четко отфильтровывало потенциальных бунтовщиков от несдержанных на язык. Выругавший власть отделывался испугом, а тот, кто призывал к свержению правительства, мог угодить в тюрьму.
 
Как избавиться от ухажера
«Вчера, 13 июля 1915 года, во дворе дома  № 34 по Инвалидной улице домовладелец Токатлы, 51 года и солдат Мустафа Самедин оглу, будучи в трезвом виде, в присутствии третьего лица обозвали матерными словами Государя императора», — этот донос поступил в Симферопольское жандармское управление от жилички того же дома Марьи ПРИКИЛИНОЙ. Двумя десятилетиями позже, при советской власти, такого обвинения хватило бы для «раскручивания» целого уголовного дела – загремели бы солдат и домовладелец в места, далекие от Крыма. Однако в жандармском управлении к доносу хоть и отнеслись со всей серьезностью, но стали разбираться. И оказалось, что та самая Мария ПРИКИЛИНА, называющая себя торговкой, «зарабатывает деньги проституцией, причем поведение ее в этом отношении достигает крайнего цинизма». Это цитата из докладной записки по делу. В чем уж там состоял особый цинизм, следователь, наверняка повидавший немало проституток, не указал. Солдат Мустафа Самедин оглу, как выяснилось, несколько последних лет был любовником Марии. Служил в Севастополе и когда получал увольнительные, то наведывался к своей подруге. Та визитам не слишком радовалась: во-первых, налицо ущерб ее маленькому бизнесу; во-вторых, солдат-любовник ее поколачивал — очень может быть, что как раз по причине связей на стороне. А домовладелец насолил бедной женщине тем, что регулярно требовал плату за квартиру. Так что, одним доносом Марья избавлялась от надоевшего ухажера и своего кредитора. В жандармском управлении дело, правда, прекратили, уразумев, что налицо сведение личных счетов.
 
Другой симферополец, Василий КУМУРДЖИЕВ — владелец собственного дома и экономии в пригороде Бахчи-Эли, тоже «просигнализировал» о человеке со слишком длинным языком. Он в своем доносе сообщил, что поспорил с крестьянином Василием ЛИКОСОМ и пообещал «отправить его в романовский дом» (так иногда называли тюрьму), на что оппонент выкрикнул: «Мать твою… с твоим Романовым». К счастью для ЛИКОСА, ссора произошла при свидетелях, и те охотно описали ее жандармам. Оказалось, что время скирдования соломы владелец экономии заметил, что крестьянские лошадки, останавливаясь на отдых, ее подбирают. Потребовал надеть лошадям на морды торбы, но ЛИКОС это сделать отказался. В ходе перепалки КУМУРДЖИЕВ схватил вилы и ударил работника. Тот вилы выхватил и «отоварил» ими хозяина. Видимо, дрались они черенками, а то бы уголовное дело возбуждалось о тяжких ранениях или убийстве. Ни одного слова в адрес царя, поклялись свидетели, сказано не было – КУМУРДЖИЕВ оговорил крестьянина. 
 
По злобе, ревности и скудоумию
В 1914 году, когда вовсю шла Первая мировая, почтенному мулле Сеит УМЕРУ эфенди из деревни Голумбей Симферопольского уезда много неприятностей доставила анонимка. К нему в дом наведались жандармы, учинили обыск, изъяли несколько писем на крымскотатарском языке и две турецких газеты. Неизвестный доносчик обвинил муллу в том, что тот чуть ли не турецкий лазутчик. Выяснилось, что оговорил старика хозяин местной кофейни: случилась там неприятная стычка, во время которой мулла встал на сторону несправедливо оскорбленного человека. Дело в результате было закрыто.
 
В 1915 году донос из мести послужил основанием для расследования относительно  керченского мещанина Тимофея ЛОПАТИНА и его дочери Анны, по мужу ТАРАСЕНКО. Аноним утверждал, что оба они неблагонадежны, знаются с революционерами. Расследование же показало, что они «ведут нравственный образ жизни, работают». После того, как мужа забрали на фронт, Анна перебралась к отцу, чтобы избежать сплетен и слухов, уберечь репутацию. А письмами, оказывается, и ее бомбардировал кто-то, причем с самого момента замужества. Следователю по совету известной французской поговорки оставалось найти женщину – обиженную, ревнивую, затаившую недобрые чувства. И таковая нашлась: крестьянка Прасковья КИКИНА какое-то время считала себя невестой человека, который позже стал мужем Анны. Только представьте, два года привечала, ни в чем не отказывала, а он предпочел жениться на «нравственной» девушке. Беседы с КИКИНОЙ хватило, чтобы уладить дело, наказывать ее не стали в обмен на обещание прекратить преследовать семью ЛОПАТИНЫХ.
 
В Перекопском уезде из-за доноса вынужден был оставить работу учитель земской школы ВОРОНОВСКИЙ. «Причина ухода — неприязненное отношение к нему местного священника, который выступил с обвинением г-на ВОРОНОВСКОГО в жестоком обращении с детьми. Назначенное по этому поводу расследование показало, что все обвинения оказались ложными», — писала в ноябре 1913 года газета «Южные ведомости».
 
Интересно, что доносы иногда писали еще и от небогатого ума. Дворянка Регина БЕЗЛЕР, приехав в свое бывшее поместье у деревни Терменчи, разговорилась с женой садовника. 1915 год, идет война, и БЕЗЛЕР очень по-женски заметила: «Зачем эта война? На что убивать людей напрасно, когда можно было бы отдать Варшаву Германии и не воевать. Во всем виноват этот старый черт!» Кем именно был этот старый черт, она не объяснила, зато недостающее додумала жена садовника, написав донос и обвинив БЕЗЛЕР в оскорблении одного из великих князей. 
 
Пройдет время и искусство доноса вознесется на небывалую высоту, когда каждое слово, каждое замечание можно будет искусно вставить в текст обвинения. И найдутся люди, которые с удовольствием будут «сигнализировать» о ближних. Тогда тем, кто помнил расследования царских времен, они покажутся образцами беспристрастности.
 
Использованы материалы Государственного архива Республики Крым.

Наталья Дремова

Источник Газета "Вечерний город"


Рейтинг: 3
Голосов: 3
Оцените информацию:


Комментарии


  1. Возможность оставлять комментарии предоставляется только зарегистрированным пользователям с явными признаками воспитания, навыками культуры поведения, чувством собственного достоинства и уважения к окружающим.

  2. Ошибочно попавшие на этот ресурс комментарии, содержащие спам, флуд, нецензурные выражения, оскорбительные заявления в адрес кого бы то ни было, призывы к антиконституционным действиям, а также глупые и бессмысленные комментарии будут удалены модератором. 


Чтобы оставить комментарий, нужно войти или Зарегистрироваться




Что это такое?


В разделе Дайджест представлены наиболее резонансные публикации из крымской прессы и Интернет-СМИ, а также материалы о Крыме, опубликованные в изданиях других регионов и стран.

Читатель имеет возможность оценить каждый материал, добавить к нему комментарий, поместить на него закладку в свой Личный Кабинет.


  • Среда, 24 мая, 2017