Дайджест


11 февраля, 11:35
  • Добавить в закладки
  •  
  • На печать

В Симферополе грабили пекарни, а воры лезли в дома за хлебом и салом

Ее нашел кладбищенский сторож. Долго стоял, размышляя обрезать ли веревку, на которой качалось тело молоденькой девушки, или оставить, как есть. Чуть позже в сводке происшествий по Симферополю появилась запись: «7 июля 1917 года. На Новом кладбище найден труп девушки, висевший на дереве». Еще год назад было бы учинено следствие для выяснения – самоубийство ли это, или кто-то убил несчастную. Но за считанные месяцы до октябрьского переворота было уже не до того…
 
Как поссорились Иван Иванович и Израиль Абрамович
Симферополь тех времен напоминал гигантскую гостиницу: местные жители его покидали, взамен приезжали те, кто надеялся дождаться на полуострове лучших времен. В опустевших домах шарили мародеры, которым в предприимчивости не уступали солдаты из наводнивших город воинских частей.
 
«У приезжей ГРЕВЦОВОЙ неизвестным в форме вольноопределяющегося похищено золотое кольцо, стоящее 750 р. Неизвестный, кроме того, изнасиловал ГРЕВЦОВУ, он задержан, личность устанавливается».
 
«Около 10 часов вечера на поручика ЧЕЛЕБИ на Спасской улице было совершено вооруженное нападение четырех неизвестных в форме солдат, из которых двое с винтовками. У поручика отобран бумажник с 46 рублями и серебряный портсигар».
 
«Доношу, что около 7 часов вечера во 2-й комиссариат толпою были доставлены три неизвестных человека, один из которых был сильно избит. При задержании была обнаружена масса серебряных вещей с инициалами «М.Б.». Это всего лишь несколько происшествий из милицейской сводки богатого на грабежи и убийства лета 1917 года. 
 
Нередко толпа стремилась сама установить справедливость, а поводы к волнениям и попыткам самосуда могли быть самыми ничтожными. Так, в рапорте начальника уголовно-розыскной милиции ПОДДУБНОГО упоминается следующий случай. Работали в одной сапожной мастерской солидный мужчина Иван ЛУЦЕВИЧ и семнадцатилетний Израиль ТОМЧИНСКИЙ. Однажды юноша позволил себе рассуждать, что трудится он лучше, но получает всего-навсего 20 рублей в месяц, а Иван работы делает меньше, зато жалованье у него 60 рублей. Слово за слово — и Иван Иванович стукнул сапожным молотком по руке Израиля Абрамовича. Тот ответил оппоненту ударом по голове. Иван выскочил на улицу искать сочувствия у прохожих и через считанные минуты у двери мастерской бушевала толпа, в которой были и солдаты с оружием. Если бы не подоспевшие милиционеры, дорого обошлась бы молодому сапожнику эта ссора. «В районе 4-го комиссариата был учинен самосуд над постовым милиционером ТЕРЕЩЕНКО. Последний спасся, укрывшись во дворе казенного винного склада. Но увидевшие его воинские чины выдали его толпе, которая принялась избивать милиционера», — это уже сентябрьский рапорт. «Классический ассортимент» преступлений этого времени — разбои, грабежи, погромы аптек ради спирта и наркотиков, мародерство. От обычного рукоприкладства легко переходили к убийству, поддавшись ощущению непрочности порядка, неминуемой катастрофы впереди, которая вот-вот обрушится на всю страну.
 
Прохожих раздевали 
В Симферополе начала 20-х годов советская власть пыталась обуздать расцветшую пышным цветом преступность. Здесь орудовали хорошо сработавшиеся шайки, которые промышляли на улицах кражами осиротевших детей, а в дома горожан влезали уже не столько за ценностями, сколько ради продуктов.
 
Зимой 1921 года шайка грабителей наладила, как бы сейчас сказали, целевой промысел — охоту на… артистов театра. Во-первых, те имели более-менее приличный гардероб; во-вторых, возвращались с работы очень поздно. Спешившая домой после спектакля некто ВОСКРЕСЕНСКАЯ-МУРАТОВА, актриса задержавшегося в Симферополе севастопольского театра-кабаре «Гнездо перелетных птиц» после встречи с грабителями осталась без пальто, ботинок и даже платья. Спустя несколько дней вооруженные люди ограбили на Феодосийском шоссе артистку СТРЕЕВУ-КАШИРСКУЮ и актера ЧУЖБИНИНА – забрали у них личные вещи, костюмы для сцены, документы.
 
Сегодня слово «налет» почти забыто, а 20-е годы оно то и дело мелькало в газетах и милицейских рапортах. Налет редко обходился без жертв, и вот такой, например, мог считаться «благополучно» завершившимся: «В частную пекарню, помещавшуюся в доме № 10 по Подгорной улице ворвались пять человек вооруженных бандитов и похитили 8 мешков муки и несколько пудов печеного хлеба. Хозяин сильно избит» — «Красный Крым», декабрь 1921 г.
 
Спешащим в Симферополь пекарю ФРОНЖЕЛОВУ, садовнику ВАРЕНИКУ и огороднику АБИБУЛЕ не повезло: напавшие на подводы грабители превосходили их числом. Добычей разбойников стали миллион рублей деньгами (по тем временам сумма незначительная), ящик груш, мешок картошки и несколько каракулевых шапок. Интересно, что это дело угрозыску удалось раскрыть: потерпевшие обратили внимание на необычный тарантас с огромными дутыми резиновыми шинами, на котором уехали грабители. Оказалось, что такой в Симферополе – один-единственный и находится он в собственности завода «Анатра». При осмотре на дне повозки нашлись несколько груш и картофелин, а там стражи порядка дошли и до налетчиков, которыми оказались… пятеро краснофлотцев. До жизни такой, оправдывались те, они дошли с голодухи. Единый революционный трибунал в Симферополе приговорил всех виновных к трем годам нестрогой изоляции и тут же применил амнистию, отправив налетчиков в распоряжение военкомата. 
 
Это было

С 1 декабря 1921 года по 1 октября 1922 года в Симферополе и его районах было совершено: 
70 вооруженных ограблений, 
53 убийства, 
617 краж со взломом и без, 
129 случаев конокрадства. 
Всего же окружным отделением УР за 10 месяцев было зарегистрировано 4 230 преступлений. 

В. ПРОХОРОВ «Деятельность Симферопольской окружной милиции в начальный период НЭПа».
 
Погони и перестрелки
В книге «Симферополь. Улицы рассказывают» Владимира и Олега ШИРОКОВЫХ упоминается, что в начале 20-х годов прошлого века уголовный розыск и уездная милиция размещались в доме № 24 по улице Горького (сейчас там располагается редакция «Вечернего города»). Другие краеведы, впрочем, уверены, что эти сведения еще будут откорректированы: по их данным «спецквартал» на Горького, где размещались подразделения милиции, приемники и прочие учреждения, заканчивался, не доходя до этого дома. 
 
Кто работал в милиции? В первые несколько лет после установления советской власти там было немало сотрудников, чья карьера началась еще при старом режиме. Постепенно их заменяли: начальник Главмилиции Крыма Людвиг ЦИНЦАРЬ расставлял на ключевые должности людей, которые пусть и не имели большого опыта, зато хорошо представляли, что необходимо делать для поддержания порядка. Нельзя сказать, что должность милиционера давала какие-то привилегии: паек был таким же скудным, как и у других служащих, зарплаты нередко задерживали, да и были они невелики. Так, на всю зарплату милиционера можно было купить чуть больше пуда муки или несколько килограммов сала.
 
Колонки «Происшествия» в газетах были сплошь заполнены налетами, кражами и ограблениями. К примеру, задержанию Ваньки-Хохла (Ивана ШЕВЧЕНКО), главаря крупной банды, действовавшей в Симферополе, «Красный Крым» посвятил несколько публикаций, в том числе и рассказ одного из агентов КрымЧК о том, что произошло в хате, где бандит пировал со своими приятелями: «Началась в темноте перестрелка, двое агентов погнались за ним, открыв частый огонь. Хохол, преследуемый ими, успел пробежать два или три квартала… Хохол вбежал в тупик и спрятался в сарае одного татарского дома. Оттуда вскоре он при помощи одной женщины, надевшей на него лохмотья и пытавшейся выдать его за старика-татарина, намеревался скрыться, но был схвачен». Кроме Ваньки-Хохла в начале 20-х годов крымским милиционерам удалось обезвредить банды ГРАБОВЕЦКОГО, СУЛИМЫ, АЛЕШИНА, АРКЕЛОВА, и другие, державшие в страхе крымчан.
 
Мелкие воровские шайки регулярно вычищались во время облав в городских слободках, особенно в Цыганской и на Нахаловке. В крымских городах местной криминальной «мелочи» противостояли группы содействия милиции, созданные «для обеспечения полной безопасности граждан, возвращающихся поздно на городские окраины». 
 
Это было
 
В 20-х годах в крымском уголовном розыске широко использовали собак — не только для поиска следов, но и для задержания преступников. Грозой преступного мира, например, считались такие четвероногие сотрудники, как доберман-пинчеры Барс, Бино, Анка и немецкая овчарка Герас.
 
Использованы материалы Госархива в АРК и Республиканской научной библиотеки «Таврика».

Наталья Дремова

Источник Газета "Вечерний город"


Рейтинг: 3
Голосов: 4
Оцените информацию:


Комментарии


  1. Возможность оставлять комментарии предоставляется только зарегистрированным пользователям с явными признаками воспитания, навыками культуры поведения, чувством собственного достоинства и уважения к окружающим.

  2. Ошибочно попавшие на этот ресурс комментарии, содержащие спам, флуд, нецензурные выражения, оскорбительные заявления в адрес кого бы то ни было, призывы к антиконституционным действиям, а также глупые и бессмысленные комментарии будут удалены модератором. 


Чтобы оставить комментарий, нужно войти или Зарегистрироваться




Что это такое?


В разделе Дайджест представлены наиболее резонансные публикации из крымской прессы и Интернет-СМИ, а также материалы о Крыме, опубликованные в изданиях других регионов и стран.

Читатель имеет возможность оценить каждый материал, добавить к нему комментарий, поместить на него закладку в свой Личный Кабинет.


  • Среда, 24 мая, 2017