Web-конференции


21 февраля, 09:00
  • Добавить в закладки
  •  
  • На печать

Надир Бекиров: Меджлис - местное техническое подразделение по обслуживанию партии регионов среди крымских татар

В последнее время руководство Крыма упорно демонстрирует желание не только наладить испортившиеся отношения с Меджлисом крымскотатарского народа, но и решить наболевшие проблемы ранее депортированных. Регионалы уже даже сделали некоторые достаточно весомые шаги в этом направлении. В частности, спустя годы споров о месте строительства в Симферополе Соборной мечети, горсоветом выделен участок, на котором настаивал Меджлис и Муфтият. Также участники самозахватов получили первый массив под строительство жилых домов. 
С вопросом о том, что меняется во взаимоотношениях власти и Меджлиса, о перспективах и последствиях их взаимодействия, агентство «Контекст-Крым» обратилось к президенту Фонда исследований и поддержки коренных народов Крыма, бывшему члену Меджлиса Надиру БЕКИРОВУ.
 
- Еще полгода назад отношения власти и Меджлиса были достаточно натянутыми. Сегодня же мы имеем явные подвижки в решении крымскотатарской проблемы. С чем, по вашему мнению, связана такая кардинальная смена тона в диалоге двух сторон?
 
- Полгода назад Меджлис пытался вести себя так, чтобы власть каким-то особым образом к нему относилась. Однако, на мой взгляд, еще в ходе выборной компании или подсчета голосов было достигнуто соглашение (Между Меджлисом и Партией регионов – «Контекст-Крым») о том, что или вы будете делать все, что мы говорим, или вы не проходите, а проходят другие движения и крупные партии. Мое предположение заключается в том, что Меджлис пытался действовать на милость Партии регионов и предлагал, как и всем остальным, в том числе оранжевым, использовать себя взамен на любовь и снисхождение.
Эпизод с Соборной мечетью стал хорошим предлогом, чтобы показать, что Меджлис все, что мог, сделал. Хотя именно в вопросе с Соборной мечетью достижения Меджлиса и Муфтията очень сомнительны, ведь началось все не с того, чтобы выделить участок именно на Ялтинской. Еще в то время, когда я был в Меджлисе, рассматривалось несколько земельных участков, которые не имели тех проблем, которые есть на Ялтинской. Эти участки были в более публичных местах и с точки зрения демонстрации уважения к Исламу, к мусульманской конфессии, они были лучше, нежели место, где мы, в конце концов, оказались. Ялтинская – это последний рубеж, куда Меджлис мог отступить, потому что упустил все другие возможности. А упускал он их, в том числе и потому, что не выполнял обыкновенные бюрократические процедуры. Я однажды оказался в неприятной ситуации, когда на встрече с Премьером ЕХАНУРОВЫМ по просьбе Меджлиса в достаточно жесткой форме спросил, почему нам не выделят землю под мечеть? А позже присутствующий на встрече Симферопольский городской голова Валерий ЕРМАК спросил, точно ли я знаю, что Меджлис подавал заявление на получение участка. Оказалось, что заявление они не подавали, потому что КУНИЦЫН им якобы обещал все сделать. Таким образом, Меджлис и Муфтият упустили несколько других возможных вариантов, лучших, на мой взгляд, варианта на Ялтинской. Потом, когда начался спор из-за Ялтинской, сотрудники Муфтията часто пропускали совещания в исполкоме, сессии, на которых рассматривался этот вопрос. Я не оправдываю депутатов прежнего городского совета, я считаю, что это целенаправленная антимусульманская расистская позиция, которая не имеет оправдания, но при всем при этом и Муфтият ждал у моря погоды. Проводили массовые акции вроде сбора камней, но вопрос вот в чем: нужно было получить земельный участок или устраивать демонстрацию? Эти камни лежат под дождем, разрушаются, более того, вам любой строитель скажет, что из таких камней мечеть строить нельзя, это неподходящий материал. Они тогда просто будоражили людей и оставили все, как есть в таком виде, чтобы всегда можно было сказать, что власть нам не дает землю. Да, не дает, но если ты хотел ее получить, надо было, кроме общих заявлений, проходить все процедуры. Можно было сделать депутатский запрос - у них было большинство в парламенте, у них были люди в Госкомнаце - то есть можно было использовать весь бюрократический потенциал для того, чтобы дожать эту тему. У меня такое впечатление - либо это некомпетентность профессиональная и Меджлиса, и Муфтията, и их назначенцев в разных органах власти, либо хуже – сознательный саботаж. Помните, Мустафа ДЖЕМИЛЕВ говорил, что у него с ГРИЦЕНКО были рабочие отношения? Но чем же он тогда занимался? ГРИЦЕНКО был тогда фактически главой автономии, члены Меджлиса были и в Совет представителей вхожи, и в Совет муфтиев Украины. Где же были их действия, направленные на то, чтобы добиться этого земельного участка нормальным бюрократическим путем? 
 
- Мустафа ДЖЕМИЛЕВ высказал опасения о возможных «подвохах» в вопросе о строительстве Соборной мечети. Вы верите в то, что в этом вопросе поставлена точка?
 
- Конечно же, нет! Если это снова какое-то промежуточное решение, как, например, о сборе технической документации, то это опять какая-то нехорошая игра. И однажды это может очень плохо кончиться, потому что все время чувствами людей играть нельзя, тем более религиозными чувствами. Примеры высасывать из пальца не надо!
 
- Несмотря на то, что строительство еще не началось, Меджлис буквально рассыпается в благодарностях…
 
- Это происходит именно потому, что они пошли и сдались. Они теперь - местное подразделение, даже техническое подразделение по обслуживанию Партии регионов среди крымских татар. Делается это, ясное дело, для того, чтобы получать какие-то блага и назначения. Другое дело, что это будет продолжаться, как с «оранжевыми», до тех пор, пока у Партии регионов что-то не пошатнется. Я посмотрел на то, что происходит, и могу сравнить Меджлис с гаремом. Когда приходит новый хозяин, он может разогнать армию, но он не разгоняет гарем, почему? Он оставляет его для того же, для чего он принадлежал прежнему хозяину.
 
- Как вы считаете, отразятся ли подвижки в решении проблем крымскотатарского населения на рейтинге Меджлиса?
 
- Мустафа ДЖЕМИЛЕВ заявлял, что они готовы сотрудничать с «Батьківщиной» и «Фронтом перемен» ЯЦЕНЮКА. ЯЦЕНЮК приезжает сюда, посещает Меджлис, но он, по моим наблюдениям, человек, который абсолютно равнодушно и даже враждебно относиться к крымскотатарскому вопросу. И тут надо понимать, что отношение к крымским татарам и отношение к Меджлису – это разные вещи. То есть Мустафа ДЖЕМИЛЕВ ищет контакты с разными политическими силами на случай, если вдруг не получится с Партией регионов, для того, чтобы остаться в привычном кресле или комитете, в котором он получает зарплату и будущую пенсию. И вижу это не один я. Даже та сомнительная тысяча, которую они собрали на последних выборах, это уже меньше, чем то, что они собирали раньше. И вот такая скользкость Меджлиса в своей политической позиции вызывает отвращение у всех, в том числе и у крымских татар, можно даже сказать, что у большинства крымских татар. И на следующих выборах, если им не нарисуют результат, рассчитывать на то, что они что-то серьезное наберут путем получения симпатии народа, не приходиться. При этом Партия регионов допускает серьезную ошибку, сделав ставку на Меджлис. Они делают ставку на людей, которые достаточно уронили свой авторитет и уже не могут быть механизмом взаимодействия с крымскотатарским народом. В этом смысле Партию регионов ждут сюрпризы, в том числе и в вопросе выделения земельных участков. Посмотрим, чем закончится работа земельной комиссии, если Меджлис действительно начнет составлять списки. Потому, что то, как видит эти списки Меджлис, и то, как видят эти списки люди, отстоявшие пять-шесть лет на полянах протеста, сейчас не совпадает категорически. Меджлис уже не имеет социально-политической перспективы и не сможет вернуть себе то положение, то влияние и тот авторитет, который он имел после своего создания в начале девяностых.
 
- А Партии регионов удастся заручиться поддержкой крымских татар, которые традиционно голосуют против нее?
 
- Это зависит от ее политики. Если строительство Соборной мечети, выделение земли под жилое строительство будет обеспечено властью не так, как надо Меджлису, а как просят люди, если пойдут какие-то программы, укрепляющие культуру крымских татар, то почему нет? Это можно сделать, но с Меджлисом это будет крайне сложно. 
 
- Как вы считаете, в контексте потепления отношений власти и Меджлиса, может ли Президент пересмотреть состав Совета представителей?
 
- Президент зашел в тупик, когда начал эти игры с Меджлисом, после того, как переформатировал состав Совета представителей. Большой ошибкой было то, что совет не был собран в течение двух недель, как было написано в указе Президента, и не начал работать. Предъявлять претензии членам совета в том, что они не справились со своими обязанностями, невозможно, эти обязанности на них никто не возлагал, хотя члены совета были готовы работать. Если сейчас Президент под весом притязаний Меджлиса пересмотрит свою позицию, он опять оттолкнет значительную часть крымских татар в угоду Меджлиса. Он совершит ошибку, которую совершала прежняя власть. Рассматривая крымских татар как некий придаток к Меджлису, он потеряет их поддержку и от сотрудничества с Меджлисом ничего не получит.
 
Беседовала Ирина ИВАНОВА




Что это такое?


Web-конференции – это простой и эффективный способ непосредственного получения информации от первого лица. Вопросы к участнику можно оставлять на странице с объявлением о предстоящей web-конференции. Желающие стать участниками web-конференции могут ознакомиться с условиями их проведения здесь.



Подробнее →


Вопрос


Сколько должны платить дети до 14 лет, за проезд в общественном транспорте?


5 руб.

6 руб.

7 руб.

10 руб.


Ответить




  • Среда, 24 мая, 2017